В Нальчике создали первый объект по мировым стандартам экоархитектуры

Обзор рынка недвижимости

В Нальчике создали первый объект по мировым стандартам экоархитектуры

Текст: Екатерина Ковалевская (Кабардино-Балкария)

Нальчанка Жанна Шипшева создала в Кабардино-Балкарии архитектурный хаб, где рассказывает молодым коллегам — студентам и начинающим специалистам — о стандартах энергоэффективной экоархитектуры. Это направление уже давно стало мировым трендом, однако в регионах России оно приживается с трудом.

Арабские технологии

Жанна окончила Ростовскую академию архитектуры и искусства, и уже в студенческие годы поняла, что ее привлекает использование в работе инновационных и экологичных технологий, но за опытом пришлось ехать в Европу. Она поступила в чешский технический университет, где изучала экоархитектуру и применение принципов активного и пассивного дизайна. В России, по ее словам, при проектировании объектов мало кто уделяет внимание новым веяниям.

На стажировку Шипшева отправилась в Дубай, где проработала более пяти лет и создала свою команду, с которой начала проектировать энергоэффективные объекты. Одна из ее значимых работ — отель для собак и кошек, который функционирует по сей день. Также Жанна успела потрудиться в британской компании, создающей дизайн-проекты для Mothercare, Victoria.s Secret, Next.

— В Объединенных Арабских Эмиратах используют только новейшие технологии, у архитекторов в этой стране возможностей намного больше, чем в Европе, — рассказала корреспонденту «РГ» Жанна. — Параллельно я несколько лет участвовала во всероссийских конференциях по энергосбережению, одна из них проходила в Кабардино-Балкарском госуниверситете, на ней я познакомилась со студентами и тогда же решила, что хочу показать им, какое огромное количество направлений существует в архитектуре. Так появился мой хаб.

В Нальчик Шипшева вернулась около двух лет назад, открыла ИП, занимается проектированием коммерческих объектов и общественных пространств. К работе привлекает своих учеников, чтобы они получили опыт и увидели на практике, как действуют принципы энергоэффективной экоархитектуры. Хаб работает на коммерческой основе, ведь Шипшеву никто не финансирует. Уже состоялись два выпуска, у нее отучились 30 человек (студенты вузов Краснодара, Майкопа, Ростова, Нальчика, которые стажируются у Жанны во время каникул и онлайн), из них девять остались и дальше получать знания в хабе. Они участвуют в различных международных состязаниях, например недавно для конкурса делали проект инклюзивного парка в Дубае.

Экология в деталях

— Экоархитектура подразумевает более щадящее влияние строительства на окружающую среду, при этом она предполагает создание максимально комфортных условий для людей, — пояснила Шипшева. — И это не только использование натуральных материалов.

Читайте также  В ближайшие три года Бауманка получит новый кампус. Как он будет выглядеть?

Речь идет, например, о привлечении местных производителей материалов, что, с одной стороны, — дает работу населению региона, а с другой — сокращает транспортное плечо. Ведь доставка экологичных комплектующих издалека может нанести большой ущерб природе из-за того, что придется использовать много топлива при перевозке. Экоархитекторы учитывают даже то, как производят натуральные материалы. Компании не всегда используют «зеленые» технологии, чем сильно вредят окружающей среде. В итоге оказывается, что материал сам по себе экологичный, но тянет за собой далеко не «зеленый» след. Словом, в экоархитектуре нет мелочей.

— Объект может быть сделан из стандартных материалов, но при этом оказаться максимально энергоэффективным, и тогда это тоже экоархитектура, — отметила Шипшева. — В ОАЭ, например, используют сборные железобетонные комплектующие, которые собирают на заводе и привозят на стройплощадку, что позволяет избежать большого количества мусора на объекте. В этой стране, как и во многих других, существуют свои дизайн-коды и «зеленые» стандарты, и архитекторы обязаны выполнять все требования.

Фундаментальный же принцип экоархитектуры — использование методов активного и пассивного дизайна, что позволяет делать объект энергоэффективным. По словам Шипшевой, если здание «тратит» большое количество энергии, назвать его экологичным нельзя. Активный дизайн предполагает монтаж различных датчиков, энергосберегающих ламп, утеплителей, создание естествен-ной вентиляции. Пассивный же подразумевает работу с планировочными решениями и оценку целевой аудитории, то есть тех, кто будет пользоваться данным объектом. Проще говоря, активный дизайн — это поставить на крыше солнечную батарею, а пассивный — так спроектировать и сориентировать здание в пространстве, чтобы эта батарея функционировала максимально эффективно.

— Архитектор должен уметь работать с климатическими характеристиками региона, ландшафтом, правильно оценивать уровень инсоляции, знать розу ветров, — добавила Шипшева. — «Зеленые» объекты недешевые, использование инновационных решений затратно для инвесторов. Но если мы сможем снизить энергопотребление, применяя возобновляемые источники, то инвестиционная привлекательность проектов окажется более высокой. Данные моменты учитывает именно архитектор, который должен сотрудничать с компаниями, занимающимися такими технологиями. Например, в Дубае со своей командой я строила энергоэффективные виллы с солнечными батареями.

Лечение с комфортом

Первый же проект, который реализовал хаб, — это реконструкция социально-реабилитационного отделения центра соцобслуживания в Нальчике. В здании уже выполнена чистовая отделка, теперь дело за установкой оборудования и сборкой мебели. Для Жанны работа над этим объектом стала возможностью показать своим ученикам, как на практике работают принципы экоархитектуры.

Читайте также  В регионах СЗФО собираются строить арендное жилье

Отделение площадью около 500 квадратных метров предназначено для реабилитации детей и взрослых с инвалидностью, в том числе аутистов. Молодые архитекторы занимались объектом полностью — от его проектирования до авторского надзора. Все внутренние планировочные решения они разработали таким образом, чтобы человек с инвалидностью, имеющий проблемы с социализацией, заходя в центр, чувствовал себя комфортно и при этом максимально взаимодействовал с окружающей средой. Для этого использовался визуальный ряд, создающий ассоциации с внешним миром. Так, коридор отделения превратился в улочку с имитацией брусчатки на полу, уличными фонарями и лавочками, актовый зал представили как городской амфитеатр, приемную — как главную площадь, а сенсорная комната стала планетарием со звездным небом.

Начинающие архитекторы перелопатили множество иностранной литературы, проанализировали немало правил, требований и норм для реабилитационных объектов, чтобы грамотно спроектировать такое помещение.

— Я в хабе занимаюсь анализом целевой аудитории, то есть при разработке проекта исследую проблемы людей, которые будут пользоваться объектом, — рассказал студент четвертого курса КБГУ Амир Кушхов. — Современный архитектор должен акцентировать внимание на проблемах общества и стараться ему помочь. Мы изучали особенности болезней тех людей, которые будут посещать реабилитационный центр. Узнали, что, например, желтый цвет в таких помещениях использовать ни в коем случае нельзя, так как его боятся аутисты.

— Знания об экоархитектуре можно получить либо в таком хабе, либо уже непосредственно профессионально работая. Я отвечал за цветовые решения в реабилитационном центре, после проведенного анализа подбирал оттенки, — вступил в беседу студент КБГУ Амирхан Шорманов. — Во время работы узнал очень многое о том, какие цвета и как действуют в определенном пространстве, изучал специальную литературу.

— Проблема в том, что многие считают: архитектор должен знать все про звук, цвет, освещение. Это невозможно, либо его знания будут поверхностными, — продолжил Амир Кушхов. — Если хочешь стать профессионалом, нужно выбирать конкретное направление.

Ребятам при реконструкции центра пришлось столкнуться и с рядом сложностей, которые наглядно показали, почему с экоархитектурой в регионах проблемы. Например, в одном из кабинетов на потолке нужно было установить три светильника с определенными характеристиками, но электрики не понимали, почему нельзя смонтировать два и другого производителя, ведь все равно будет светло. Однако в таком случае о комфорте для посетителей центра пришлось бы забыть. Непросто оказалось и с подбором стройматериалов: нужные резко дорожали или снимались с производства. Поэтому пришлось потратить немало времени на поиск альтернативных и подходящих вариантов.

Читайте также  Оснащение всех домов пожарными извещателями хотят сделать обязательным

Эффективность на первом месте

Сейчас в хабе занимаются экспериментальными проектами. Один из них — экоотель, который поможет ребятам понять специфику работы с коммерческой архитектурой. Здесь на первый план выходит умение предложить решения, которые привлекут инвестиции.

— Такие объекты должны максимально окупаться, поэтому нужно использовать технологии, этому способствую- щие, — отметила Шипшева. — На самом деле работа архитектора никогда не подразумевает исполнения всех пожеланий заказчика. Наши клиенты — не конструкторы и инженеры, зачастую они даже не знают, как здание должно эксплуатироваться, у них есть только визуальное представление. Надо уметь находить компромиссы с заказчиком, чтобы он получил в результате максимально эффективный объект. Но мы проектируем не для одного человека, наши здания «работают» на уровне улицы, города и в целом влияют на общество.

Жанна посетовала на то, что в России строители пока еще не хотят использовать на коммерческих объектах более дорогие, но при этом износостойкие материалы.

— За рубежом заказчики понимают важность применения экологических решений. Например, офисные пространства стараются проектировать с использованием натуральных материалов и энергоэффективного оборудования, ведь в комфортной среде и работоспособность сотрудников растет. Я стараюсь сотрудничать с теми заказчиками, которые готовы работать в соответствии с моими принципами. В нашем регионе сложности возникают из-за финансовых нюансов. Некоторым строителям кажется, что проектировать так же, как за границей, в России не получится. В том числе поэтому мы взялись за реабилитационный центр, хотели показать, что все осуществимо.

Тем временем

Сейчас Жанна Шипшева готовит учебный материал для третьего потока учеников. Особое внимание она хочет уделить экспертным трудам о том, как работать с окружающим пространством, естественным светом и акустикой, маскировать звуки, какие цвета предпочтительны на определенных объектах, как правильно использовать форму здания, чтобы сделать его более энергоэффективным. Она убеждена, что у архитекторов должна быть определенная специализация, и работать они должны в команде, тогда и объекты станут выше качеством.